Исковая давность по кредитному договору

Субаренда без согласия арендодателя

При пользовании арендованным имуществом арендатор обязан строго руководствоваться положениям Гражданского кодекса и заключенного договора с арендодателем. В числе прав арендатора при пользовании имуществом в ГК РФ прописано и право сдавать это имущество полностью или частично в субаренду, но только лишь с согласия арендодателя. Как защититься, если все же была оформлена субаренда без согласия арендодателя и какие последствия грозят сторонам?

Правовая сущность субаренды

При субаренде изначальные права и обязанности арендатора по заключенному соглашению переходят другому лицу – субарендатору, вот только ответственность перед арендодателем остается за первоначальным арендатором.

Особенности субаренды:

  • Новый договор не может быть заключен на срок более чем изначальный договор аренды;
  • Всю ответственность за возможные последствия при сдаче имущества в субаренду несет первоначальный арендатор;
  • Арендатор является получателем выгоды и прочих благ ввиду сдачи имущества в субаренду, перед арендодателем он же исполняет обязательства сугубо в рамках достигнутых с ним условий.

Говоря прямо, если арендатор пользуется имуществом за 50 тысяч рублей в месяц, но найдет, кому его сдать за 100 тысяч – то арендодатель не вправе предъявлять ему никаких претензий при условии соблюдения порядка сдачи имущества в субаренду.

Часть 2 ст. 615 ГК РФ дает право арендатору сдавать имущество в субаренду, но лишь с согласия арендодателя. При этом оговорки «если иное не установлено договором» в статье нет.

Президиум ВАС в своем разъяснении N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» (в. 18) указал, что не имеет значения способ выражения согласия арендодателя на сдачу имущества в субаренду. Вплоть до указания на это в договоре путем делегирования арендатору такового права или же прямого указания на отсутствие необходимости согласия. Вот как могут выглядеть формулировки в договоре:

То есть во втором случае согласие не требуется, но нужно лишь поставить в известность арендодателя.

Частью первой той же статьи установлено, что арендатор пользуется имуществом в соответствии с оговоренными участниками соглашения условиями.

Получается, условия о субаренде могут быть урегулированы следующим образом:

  1. Без их отражения в договоре – в этом случае действуют нормы ст. 615 ГК РФ и согласие обязательно.
  2. В договоре без указания на необходимость получения согласия арендодателя (пример выше).
  3. В договоре с указанием не необходимость получения согласия.

Субаренда без согласия арендодателя: последствия

Часть 3 ст. 615 ГК РФ более чем очевидно гласит, что нарушение условий использования имущества – веское основание для прекращения договора и возмещения всех убытков.

При этом не имеет никакого значения «тяжесть» и объем нарушений – у арендодателя априори есть право потребовать расторгнуть договор и отменить все обязательства.

При этом арендодатель может потребовать:

  1. Расторжения договора аренды;
  2. Признания договора субаренды недействительным.

С мая 2013 года в ГК РФ внесены изменения, касающиеся оспоримых сделок. В частности к отношениям «арендатор-субарендатор» может быть применена ст. 173.1 ГК РФ, которая подразумевает недействительность сделки, если для заключения оной не было полученное обязательное по закону согласие третьего лица.

В нашем случае третьим лицом будет являться арендатор, а обязанность получить согласие прямо прописана в законе.

При расторжении договора арендатор будет обязан возместить все понесенные убытки, в числе которых может быть, например, возмещение ущерба имуществу, если оно повреждено субарендатором или же созданы препятствия для нормальной работы других арендаторов или самого арендодателя.

Что говорит судебная практика?

До введения в действие ст. 173.1 ГК РФ практика судов в целом была очевидна – сдача в субаренду имущества без получения явного согласия от арендодателя неминуемо влекла расторжение договора по требованию арендодателя.

Например, Постановление ФАС СКО от 3 августа 2006 г. N Ф08-2810/06 по требованиям о расторжении договора аренды или постановление 15-го ААС от 15 октября 2012 г. N 15АП-12348/12 по требованию о признании договора субаренды ничтожным.

Суды при отсутствии согласия арендодателя практически всегда занимали его сторону, расторгая договор аренды за нарушение существенных условий использования имущества. Обратных примеров в моей практике не было.

ВАЖНО: При признании договора аренды незаключенным субарендатор может потребовать от арендатора возмещения денежных средств, ранее ему уплаченных. Вот только суд с большой долей вероятности откажет в иске, поскольку помещение фактически находилось в пользовании субарендатора, а потому факта неосновательного обогащения не усматривается (пример: Постановление ФАС УО от 25 июля 2011 г. N Ф09-4326/11). Но лишь при условии, если ставка аренды не была завышена и соответствовала рыночным реалиям.

С принятием статьи 173.1 ГК РФ ничего кардинально не поменялось – разве что в законе теперь явно прописано еще одно веское основание для признания договора недействительным. Суды по-прежнему занимают сторону истца, признавая договор субаренды незаключенным (см. дело ФАС СЗО от 11 марта 2016 года А05-1741/2016).

Если у вас имеются какие-либо вопросы, связанные с заключением, исполнением или расторжением договора аренды, я всегда готов оказать необходимую правовую помощь. Задайте свой вопрос по телефону (8452) 93-98-33 или обратитесь за консультацией в офис.

Банку дали срок

В Воронежской области в суд обратился известный банк и предъявил претензии супружеской паре. В иске финансовая организация написала, что в 2008 году дала гражданину кредит в полтора миллиона рублей на покупку квартиры. Гражданин кредит не вернул. Поэтому банк хочет забрать долг, проценты по нему и штраф за просрочку. А еще банк потребовал квартиру ценой в 1 миллион 700 тысяч, которую в ипотеку купил должник. Когда банк давал кредит, поручителем стала жена гражданина.

Ипотека давалась на двадцать лет. Но первые просрочки случились уже на следующий год после получения кредита. Поэтому спустя год банк потребовал вернуть ему весь долг целиком и сразу. Должник этого не сделал.

И вот спустя почти девять лет банк отнес иск в суд. Семья должников в суде заявила о пропуске срока исковой давности.

Районный суд банкирам по этой причине отказал в иске. Тогда банк пошел дальше и оспорил отказ в областном суде. Там отказ отменили, взыскали с семьи просроченную задолженность и забрали квартиру.

В Верховный суд РФ обратилась семья должников и попросила отменить решение областного суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда дело прочла, обсудила доводы сторон и решила, что жалоба подлежит удовлетворению.

Нарушения Верховный суд нашел именно в решении апелляции. Он внимательно изучил договор банка и гражданина. Там был пункт, в котором сказано, что погашение кредита и уплата процентов идет ежемесячно равными суммами. А в другом пункте написано, что банк имеет право потребовать всю сумму задолженности по кредиту и по процентам при просрочке больше чем на 15 календарных дней. Право собственности на квартиру и обременение в виде ипотеки было зарегистрировано в ЕГРН. Требование погасить весь кредит досрочно в течение трех дней банк отправил должнику уже через год. Но он долг не погасил.

Районный суд, отказывая банку в иске, пришел к выводу, что банкиры действительно пропустили срок исковой давности, «поскольку с момента неисполнения заемщиком требований банка о досрочном возврате кредита прошло более трех лет». А вот доказательства прерывания срока давности, в частности, путем признания заемщиком долга, банк не представил.

Областной суд, не соглашаясь с такими выводами, заявил, что срок исковой давности по требованиям о возврате заемных денег, погашение которых по договору должно идти периодическими платежами, «исчисляется с момента наступления срока каждого очередного платежа». Поэтому банк вправе «требовать взыскания основного долга в пределах трехлетнего срока исковой давности до момента обращения с иском в суд». Верховный суд РФ посчитал, что такие выводы основаны на «неправильном применении норм материального права». Вот его аргументы. По Гражданскому кодексу срок исковой давности — три года. Течение этого срока начинается со дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

По статье 811 Гражданского кодекса, если по условиям договора предусмотрено возвращение займа по частям, то есть в рассрочку, заимодавец вправе требовать досрочного возврата оставшейся суммы с процентами. По смыслу этой нормы предъявление кредитором требования о досрочном возврате кредита изменяет срок исполнения обязательств по возврату суммы долга.

В нашем случае банк при просрочке еще в 2009 году потребовал вернуть в три дня долг, проценты и неустойку. Вывод Верховного суда — банк воспользовался своим правом и потребовал досрочного погашения всей суммы, тем самым изменив срок исполнения заемщиком обязательств по возврату основного долга и уплате процентов за пользование кредитом. При таких обстоятельствах срок исковой давности следует считать с момента неисполнения требований банка о досрочном возврате всей суммы кредита.

По статье 207 Гражданского кодекса с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям — проценты, неустойка, залог, поручительство и так далее. Таким образом, подвел черту высокий суд, с момента истечения срока давности по требованию о возврате всей суммы основного долга истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, включая проценты, залог, неустойку и поручительство.

Был пленум Верховного суда (N 43 от 29 сентября 2015 года). На нем рассматривались некоторые сложные вопросы, связанные с применением норм Гражданского кодекса об исковой давности. И там также говорилось, что с истечением срока давности по главному требованию считается истекшим срок давности и по дополнительным требованиям.

Вместе с тем если стороны договора прописали в нем, что проценты подлежащие уплате на сумму займа, уплачиваются позднее срока возврата основной суммы кредита, то срок исковой давности исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы.

В нашем случае суд установил факт досрочного требования банком всей суммы кредита, но не было установлено обстоятельств прерывания или приостановления срока исковой давности по главному требованию — о возврате суммы кредита. В этом случае выводы апелляции, что срок исковой давности по требованию долга и обращение взыскания на квартиру не истек, противоречат нормам материального права и разъяснениям пленума. Это нарушение считается существенным, поэтому апелляция свое решение должна пересмотреть.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *