Какой срок за вымогательство денег и угрозы?

Новая практика разрешения дел о вымогательстве

В июне этого года УК РФ отметит свое двадцатилетие. Тем не менее за все время его действия не было принято ни одного акта высшего суда, разъясняющего порядок рассмотрения дел о вымогательстве, – суды были вынуждены руководствоваться постановлением, отсылающим к ранее действовавшему УК РСФСР 1960 года (Постановление Пленума ВС РФ от 4 мая 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве»; далее – Постановление № 3). В конце декабря 2015 года ВС РФ обобщил сложившуюся за прошедшие годы практику и актуализировал ее с учетом ныне действующих норм (Постановление Пленума ВС РФ от 17 декабря 2015 г. № 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (ст. 163 УК РФ)»; далее – Постановление № 56). Принятое в 1990 году постановление признано утратившим силу.

Может ли, по мнению Суда, охранник, имеющий доступ к имуществу, быть потерпевшим от этого преступления и как быть, если требование передать имущество является законным, но при этом, сопряженное с угрозой, оно полностью отвечает всем признакам вымогательства? Ранее действующее Постановление № 3 подобных разъяснений не давало. Рассмотрим, чем новые рекомендации ВС РФ отличаются от ранее действовавших и как судам предлагается разрешать эти вопросы.

НАША СПРАВКА

Вымогательство – требование передать имущество или права на него либо совершить другие действия имущественного характера под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, а также под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред их правам или законным интересам (ч. 1 ст. 163 УК РФ). За совершение этого преступления виновному лицу грозит ответственность в том числе в виде лишения свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до 80 тыс. руб.

Закон также предусматривает повышенную ответственность при наличии квалифицирующих признаков – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, применение насилия или причинение тяжкого вреда здоровью, вымогательство в крупном или особо крупном размере (ч. 2-3 ст. 163 УК РФ). В этом случае самое суровое наказание может составлять 15 лет лишения свободы со штрафом 1 млн руб.

Что является предметом вымогательства?

Если в ранее действовавшем постановлении подробно предмет вымогательства не описывался (в различных фрагментах текста встречалось лишь общее упоминание об «имуществе» и «праве на имущество»), то в Постановлении № 56 предмету этого преступления уделено особое внимание (п. 2-3 Постановления № 56). Суд напомнил, что по смыслу закона к предмету вымогательства относится:

С правовыми позициями судов при рассмотрении споров о взыскании с ответчика компенсации морального вреда за вымогательство ознакомьтесь в Энциклопедии судебной практики интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

  • чужое, то есть не принадлежащее преступнику, имущество (вещи, наличные и безналичные денежные средства, ценные бумаги);
  • имущественные права, в том числе права требования и исключительные права. ВС РФ отдельно указал, что имущественными правами могут быть, например, удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества (например, доверенность на право управления и/или распоряжения имуществом или свидетельство о праве постоянного (бессрочного) пользования и др.);
  • другие действия имущественного характера, то есть действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав. К ним Суд отнес безвозмездное производство работ или оказание услуг потерпевшим в пользу вымогателя, а также исполнение потерпевшим за виновного определенных обязательств.

Тем самым, хотя данные разъяснения и не носят революционный характер, ВС РФ помог судам в вопросе толкования действующих норм, дав им необходимый ориентир в понимании предмета вымогательства и его составляющих – ранее судам приходилось самостоятельно решать этот вопрос.

Кто может быть потерпевшим?

Как уточнил ВС РФ, потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец имущества, но и другой его фактический обладатель, которому причинен физический, имущественный или моральный вред. В этом качестве может выступать, например, охранник или иное лицо, имеющее доступ к имуществу в силу своих служебных обязанностей или личных отношений – завхоз, бухгалтер и т. д. (п. 4 Постановления № 56).

При этом УК РФ не разъясняет, кто считается близкими потерпевшего, распространением сведений о которых ему могут угрожать. Суд определяет круг близких людей максимально широко и уточняет, что к ним следует относить:

  • супруга (супругу);
  • близких родственников (родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек, внуков);
  • иных родственников;
  • лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим;
  • лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений (п. 5 Постановления № 56).

Утратившее силу постановление относило к числу близких потерпевшего лишь близких родственников и иных лиц, чьи жизнь, здоровье и благополучие ему дороги, а следовательно, обеспокоенность потерпевшего в отношении дальних родственников и лиц, состоящих с ним в свойстве, нужно было еще подтвердить. ВС РФ упростил жертвам вымогателей задачу.

Как следует квалифицировать деяние, если требование преступника является законным?

Нередко бывает и так, что человек требует передать ему имущество или право на него либо совершить другие действия имущественного характера по вполне законным основаниям. Это возможно, в частности, когда одно лицо выполнило свои обязательства по сделке и, например, передало денежные средства, а другое лицо уклоняется от своего обязательства по передаче имущества, оказанию услуги и т. д. Случается, что при этом свое требование просящий сопровождает угрозой или агрессивными действиями.

Такие действия, по мнению ВС РФ, не влекут уголовную ответственность за вымогательство. При наличии признаков состава другого преступления, например, самоуправства (ст. 330 УК РФ) или угрозы убийством (ст. 119 УК РФ), Суд советует квалифицировать содеянное по соответствующей статье (п. 13 Постановления № 56). При этом самое суровое наказание за эти преступления мягче, чем аналогичные санкции за вымогательство. Так, при самоуправстве лицо не может быть привлечено к ответственности в виде лишения свободы, исключение составляют лишь применение лицом насилия или угроза его применения – в этом случае нарушитель может быть лишен свободы на срок до пяти лет. А за угрозу убийством максимальный срок лишения свободы составляет два года, хотя в настоящий момент Госдума приняла к рассмотрению законопроект1, которым предложено декриминализировать это преступление и предусмотреть за него не уголовную, а административную ответственность в виде ареста до 30 суток, или обязательных работ, или штрафа в размере 50 тыс. руб.

Этот вывод особенно важен, поскольку в ранее действовавшем постановлении Пленума ВС РФ подобного уточнения не было.

МНЕНИЕ

Константин Кудряшов, адвокат, член Адвокатской палаты г. Москвы:

«Несмотря на то, что в опубликованном документе отсутствуют какие-либо радикальные нововведения – он скорее систематизирует наработанную за последние годы практику – считаю данное разъяснение ВС РФ важным. Это правило существовало на практике, но то, что Суд сформулировал его однозначно и недвусмысленно, позволит в будущем не оказаться на скамье подсудимых большому количеству людей, по сути, вымогателями не являющимися».

Другие выводы

ВС РФ отметил, что вымогательство по общему правилу предполагает наличие угрозы применения любого насилия, в том числе угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (п. 6 Постановления № 56). Важно, что такую угрозу потерпевший должен воспринимать как реальную и опасаться ее осуществления. При этом не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем. Некоторые юристы считают, что данное положение следует дополнить, указав критерии, которые позволят судить о реальности такой угрозы.

МНЕНИЕ

Антон Матюшенко, президент Ассоциации честных адвокатов, член Международного Союза Адвокатов:

«ВС РФ разъясняет, что угроза, которой сопровождается требование при вымогательстве, должна восприниматься потерпевшим как реальная, но не приводит примеров, когда угроза может восприниматься таковой, и не указывает критерии реальности. В этой ситуации возможен отказ в возбуждении уголовного дела и непризнание судами некоторых вымогательств преступлениями. Потерпевшие будут считать реальной каждую угрозу, тогда как сотрудники правоохранительных органов на практике соглашаются с этим только тогда, когда угроза подкрепляется демонстрацией оружия. Поэтому могут возникнуть случаи, когда потерпевший от вымогательства не сможет получить защиту от государства».

Суд также уточняет, что к сведениям, позорящим потерпевшего или его близких, следует относить сведения, порочащие их честь, достоинство или подрывающие репутацию – это может быть, например, информация о совершении этими лицами правонарушения или аморального поступка. При этом совершенно неважно, соответствуют ли эти сведения действительности (п. 12 Постановления № 56). Появилось и еще одно важное уточнение – к сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, ВС РФ отнес данные, составляющие охраняемую законом тайну. Ранее действовавшие разъяснения не содержали уточнения ни о банковской, ни о коммерческой, ни о какой-либо другой тайне.

Стоит также иметь в виду, что распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, незаконное распространение данных о частной жизни лица, разглашение тайны усыновления, а также охраняемых законом сведений образуют совокупность преступлений, предусмотренных как ст. 163 УК РФ, так и соответствующими нормами уголовного законодательства (ст. 128.1 («Клевета»), ст. 137 («Нарушение неприкосновенности частной жизни»), ст. 155 («Разглашение тайны усыновления (удочерения)») и ст. 183 («Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну») УК РФ).

Решая вопрос об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, сопровождаемого насилием, ВС РФ рекомендовал судам учитывать следующее:

  • при грабеже и разбое насилие является средством завладения или удержания имущества, а при вымогательстве оно подкрепляет высказанную преступником угрозу;
  • при грабеже и разбое завладение имуществом происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, а при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем (п. 10 Постановления № 56).

Вымогательство, добавил ВС РФ, является оконченным преступлением с того момента, когда соединенное с угрозой требование передать имущество или совершить иные действия имущественного характера доведено до сведения потерпевшего. И неважно, выполнил потерпевший данное требование или нет (п. 7 Постановления № 56).

***

Оценивая Постановление № 56, юристы склонны приветствовать действия ВС РФ, отмечая как преемственность между ранее действовавшими и нынешними разъяснениями, так и подчеркивая важное значение нового документа.

МНЕНИЕ

Андрей Комиссаров, адвокат, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры»:

«Ряд правовых позиций, нашедших свое отражение в новом постановлении ВС РФ, в той или иной степени плавно перетек из старого постановления 1990 года. К таким, в частности, можно отнести положение о неоднократных требованиях передачи одного и того же имущества, которые не образуют совокупности преступлений (п. 3а Постановления № 3, п. 8 Постановления № 56), вопросы отграничения грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием (п. 2 Постановления № 3, п. 10 Постановления № 56) и др.

Однако данное постановление полезно именно с точки зрения определения и конкретизации ВС РФ некоторых понятий, таких как «право на имущество», «другие действия имущественного характера», «потерпевший», «близкие потерпевшего», «иные сведения, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких» и т. д.».

«В ранее действовавших разъяснениях нет некоторых понятий, использованных Судом в Постановлении № 56, поскольку в то время просто не существовало, например определений коммерческой, налоговой тайны и т. п.», – добавляет Константин Кудряшов. «Новое постановление безусловно полезно уже только потому, что принято во время действующего сегодня УК РФ», – заключает Антон Матюшенко.

Таким образом, Постановление № 56 стало важным шагом на пути совершенствования правоприментельной практики – в нем ВС РФ не только актуализировал рекомендации по рассмотрению дел о вымогательстве, приведя их в соответствие с действующим законодательством, но и существенно уточнил ряд важных практических вопросов, ответы на которые ни в УК РФ, ни в Постановлении № 3 закреплены не были, – начиная с уточнения и расширения круга близких людей, распространением сведений о которых может угрожать вымогатель (п. 5 Постановления № 56), и заканчивая включением банковской, коммерческой и иной тайны в перечень сведений, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего (п. 12 Постановления № 56).

Освобождение имущества от ареста

Комментарий дает ведущий специалист-эксперт отдела контроля, анализа, планирования и статистики Управления ФССП России по Республике Карелия Татьяна Ермолинская

ОСВОБОЖДЕНИЕ ИМУЩЕСТВА ОТ АРЕСТА

В некоторых случаях при аресте имущества определить, кто является его собственником (законным владельцем), затруднительно. Например, когда по одному адресу расположено не одно юридическое лицо или проживают несколько граждан. В таких ситуациях после ареста имущества зачастую в суд предъявляются иски об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи.

Татьяна Ермолинская

Процессуальные вопросы

Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» определяет, что в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи (п. 1 ст. 119 Закона).

На практике зачастую в суд обращаются не с иском, а с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя. Однако спор о праве на имущество может быть рассмотрен только в рамках искового производства. В таких ситуациях суд отказывает в удовлетворении жалобы и разъясняет заявителю право на обращение в суд с соответствующим иском.

Истцами по данной категории исков выступают лица, считающие себя собственниками или законными владельцами арестованного имущества.

В соответствии с п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», ч. 2 ст. 442 ГПК РФ ответчиками по рассматриваемым искам являются должник и взыскатель (по сводному исполнительному производству — все взыскатели). Наиболее распространенной ошибкой при подаче иска является то, что в числе ответчиков, а иногда и единственным ответчиком, указывается Служба судебных приставов, которая может участвовать в подобных делах только в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

Согласно ч. 2 ст. 442 ГПК РФ в случае, если арест или опись имущества произведены в связи с конфискацией имущества, в качестве ответчиков привлекается лицо, чье имущество подлежит конфискации, и соответствующий государственный орган. Если арестованное или включенное в опись имущество уже реализовано, иск предъявляется также к приобретателю имущества.

Исходя из практики арбитражного суда в последнем случае подаются иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Ведь требование об освобождении имущества от ареста (исключение его из описи) предполагает снятие указанных ограничений на конкретное, фактически существующее имущество, подвергнутое аресту. В случае если имущество на момент подачи иска уже реализовано, иск об освобождении имущества от ареста не может восстановить нарушенное право.

Вместе с тем в соответствии с п. 28 Постановления споры об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи рассматриваются в соответствии с подведомственностью по правилам искового производства независимо от того, наложен арест в порядке обеспечения иска или в порядке обращения взыскания на имущество должника во исполнение исполнительных документов.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 39 Закона в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста исполнительное производство подлежит приостановлению судом полностью или частично.
В Законе не уточнено, когда вопросы приостановления рассматривает суд общей юрисдикции, а когда – арбитражный суд.

Согласно ст. 327 АПК РФ приостановление или прекращение исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного листа, который выдан арбитражным судом, производится этим же судом либо арбитражным судом по месту нахождения судебного пристава-исполнителя.

В остальных случаях заявления о приостановлении исполнительного производства рассматривает суд общей юрисдикции.

Обратиться в арбитражный суд с заявлением о приостановлении исполнительного производства может должник, взыскатель и судебный пристав-исполнитель. В соответствии со п. 6 ч. 1 ст. 91 АПК РФ третье лицо при предъявлении иска об освобождении имущества от ареста может обратиться в суд с заявлением о применении обеспечительной меры в виде приостановления реализации имущества.

Недвижимое имущество

Право собственности у покупателя недвижимости возникает с момента государственной регистрации перехода этого права (п. 1 ст. 131 и п. 2 ст. 223 ГК РФ).

В связи с этим единственным неопровержимым доказательством права собственности на недвижимое имущество является государственная регистрация права в Едином государственном реестре, что также закреплено в ст. 2 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

На практике, перед тем как наложить арест на недвижимое имущество, судебный пристав-исполнитель, как правило, запрашивает информацию о наличии зарегистрированного за должником недвижимого имущества, поэтому при аресте недвижимости ошибки со стороны приставов редки. Однако спорные ситуации иимеют место.

Например, возникают вопросы при обращении взыскания на объекты незавершенного строительства. Доказательством права собственности на них также является государственная регистрация права.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 № 59 «Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» указывает: право собственности на объект недвижимости, не завершенный строительством, подлежит регистрации только в случае, если он не является предметом действующего договора строительного подряда и при необходимости собственнику совершить с этим объектом сделку (п. 16 Письма).

Если объект незавершенного строительства является предметом действующего договора строительного подряда, то до момента государственной регистрации он не имеет собственника. Подрядчик обладает правом владения, которое он передает заказчику по окончанию строительства. В соответствии со ст. 219 ГК РФ право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество возникает с момента его государственной регистрации.

Не являются доказательством права собственности акт приема передач объектов незавершенного строительства, договор о долевом участии в строительстве или иные документы, за исключением тех, которые подтверждают государственную регистрацию права на указанные объекты.

Другой пример: судебный пристав-исполнитель наложил арест на радиаторы, краны, вентили и т. п. Иск об освобождении имущества от ареста, заявленный собственником здания, был удовлетворен судом, поскольку установленные в здании чугунные батареи, трубы и вентили перестали быть отдельными самостоятельными объектами собственности, а стали частью принадлежащей истцу недвижимости.

В силу ст. 135 ГК РФ вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной, вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи.

Движимое имущество

Пункт 2 ст. 130 и п. 1 ст. 223 ГК РФ определяют, что права собственности у приобретателя движимой вещи по договору возникают в момент передачи этой вещи.

В случае приобретения имущества по договору при доказывании права собственности истцам по искам об освобождении имущества от ареста необходимо подтвердить фактическое получение спорного имущества.
При рассмотрении иска об освобождении от ареста озимой пшеницы судом в удовлетворении иска было отказано, т. к. право собственности (законного владения) на земельный участок не было подтверждено доказательствами. Согласно ст. 136, 218 ГК РФ поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании этого имущества.

Зачастую сделки между гражданами не оформляются письменно. Трудно представить, что, к примеру, даря телевизор родителям, дети захотят составить договор. В то же время в соответствии со ст. 161 ГК РФ сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, должны совершаться в простой письменной форме. Несоблюдение простой письменной формы согласно ст. 162 ГК РФ лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания.

В качестве письменных доказательств права собственности на спорное движимое имущество на практике истцы предъявляют в суд, например, товарные чеки или гарантийные талоны, которые точно не являются надлежащими доказательствами.

Автотранспортные средства

Согласно п. 3 «Правил регистрации автотранспортных средств и прицепов к ним в государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ», утвержденных Приказом МВД России от 27.01.2003 № 59, собственники транспортных средств либо лица, от имени собственников пользующиеся и распоряжающиеся транспортными средствами на основании доверенности, обязаны зарегистрировать их или изменить регистрационные данные в течение 5 суток после приобретения транспортного средства.

Получив из ГИБДД информацию о регистрации за должником автотранспортного средства, судебный пристав-исполнитель может наложить на него арест. Между тем на практике это имущество не обязательно принадлежит должнику.

Регистрация автотранспортных средств не является доказательством права собственности. В соответствии с п. 2 ст. 223 ГК РФ только в случаях, предусмотренных законом, право собственности подлежит обязательной регистрации. Например, как на обязательность государственной регистрации права собственности на недвижимость прямо указано в законе. Автотранспортные средства являются движимым имуществом и в законе (вышеуказанный приказ МВД – подзаконный акт) не указано на их обязательную регистрацию.

Имущество супругов

При наложении ареста на имущество физического лица по месту его проживания судебный пристав-исполнитель часто сталкивается с ситуацией, когда на это имущество претендует супруг(а).
Статья 256 ГК РФ, ст. 45 СК РФ определяют: по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Общее имущество супругов согласно п. 2 ст. 38 СК РФ может быть разделено по их соглашению (как в период брака, так и после его расторжения). По желанию такое соглашение может быть заверено нотариально.
Понятно, что недобросовестные должники могут легко воспользоваться указанными нормами и заключить соглашение с супругом (ой) задним числом для увода имущества от долгов. Такие ситуации на практике нередки.

При составлении соглашения, как правило, дорогостоящие вещи закрепляются за супругом (ой), а не за должником.

Необходимо учитывать следующее: из смысла ст. 38 СК РФ следует, что осуществление процедуры раздела имущества супругов связано с определением их долей и уточнением, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. Выявлять мнимые сделки нужно исходя из этого.

Зачастую споры вызваны и тем, что, по мнению истца, арест на имущество супругов по долгам одного из них незаконен, так как оно находится в совместной собственности.

Следуя требованийям ст. 45 СК РФ, ст. 256 ГК РФ, обращение взыскания по долгам одного из супругов возможно только на имущество этого супруга. Однако арест в понятие «обращение взыскания» не входит. Согласно ч. 1 ст. 69 Закона обращение взыскания — это изъятие имущества и (или) его принудительная реализация либо передача взыскателю.

Таким образом, судебный пристав-исполнитель может наложить арест на имущество, находящееся в совместной собственности супругов. Выделение доли в имуществе может быть произведено уже после ареста по иску взыскателя или сособственника.

Время создания/изменения документа: 29 августа 2011 12:16 / 05 сентября 2017 09:35

Версия для печати

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *