Основания недействительности сделки устанавливаются

Оспоримость сделки означает, что действия, совершенные в виде сделки, признаются судом недействительными при наличии предусмот­ренных законом оснований только по иску управомоченных лиц, указан­ных в законе.

Ничтожность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает и не может породить желаемые для ее участ­ников правовые последствия в силу несоответствия его закону.

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не обладает качествами юридического факта, способного породить те гражданско-правовые последствия, наступления которых желали субъекты.

Понятие и виды недействительных сделок.

Вопрос 2. Недействительность сделки

Недействительность сделки имеет место в случае, если нарушено одно из условий действительности сделки, а именно:

1. незаконность содержания;

2. неспособность физических и юридических лиц, совершающих ее,
к участию в сделке;

3. несоответствие воли и волеизъявления;

4. несоблюдением формы сделки.

Легальное определение недействительности сделки дается в п. 1 ст. 166 ГК, согласно которой сделка считается недействи­тельной по основаниям, установленным законом и иными право­выми актами, в силу признания таковой судом (оспоримая сделка), либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Законодательные различия ничтожных и оспоримых сделок:

1) оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом; недействительность ничтожной сделки не требует судебного признания (п. 1 ст. 166);

2) оспоримая сделка в момент совершения порождает свойственные действительной сделке правовые последствия, но они неустойчивы, т.к. сделка может быть признана недействительной. Защита прав, нарушенных оспоримой сделкой, осуществляется путем признания судом оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности. Предъявить оба требования вправе лишь предусмотренные ГК лица.

Согласно п.2 ст.166 при нарушении гражданских прав ничтожной сделкой судом непосредственно применяются последствия ее недействительности – как по требованию любого заинтересованного лица, так и по инициативе суда (ст. 12, п. 2 ст. 166).

Концепцией признано, что суд не должен иметь права применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе (при отсутствии соответствующего иска заинтересованного лица).

3) установлены различные сроки исковой давности для предъявления исков по оспоримым и ничтожным сделкам; различно определено начало их течения (ст. 181).

Законодатель в норме ГК, устанавливающей основания недействительности сделки (т.е. описывающей специальный состав недействительной сделки) прямо указывает, что сделка является ничтожнойлибо определяет, при каких обстоятельствах она будет таковой (ст. 168). Эти обстоятельства как обязательные определены законом, поэтому ничтожная сделка недействительна в силу указания закона.

Однако закон не запрещает обратиться в суд и с требованием о признании недействительной ничтожной сделки, поэтому такой иск подлежит рассмотрению судом– такова позиция Пленумов ВАС и Верховного Суда РФ (п. 32 совместного постановления № 6/8 от 01.07.1996.).

Поэтому при предъявлении иска о недействительности сделки и о применении последствий ее недействительности суды рассматривают спор по существу и выносят решение о признании недействительной как ничтожной сделки, так и оспоримой, применяя соответствующие последствия их недействительности.

Ничтожная сделка, являясь неправомерным действием, порожда­ет лишь те последствия, которые предусмотрены законом на этот случай в качестве реакции на правонарушение. Требование о приме­нении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любымзаинтересованным лицом.

Общее правило о ничтожности сделок формулируется следующим образом. Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий наруше­ния (ст. 168 ГК).

Наличие в законе данного общего правила объективно необхо­димо. Несмотря на то, что законодатель всегда стремится наиболее полным образом описать конкретные виды (составы) ничтожных сделок, он объективно не может предусмотреть все их виды и воз­можные случаи совершения ничтожных сделок. Поэтому прямая ссылка на вышеприведенное общее правило, закрепленное в ст. 168 ГК, должна иметь место только в тех случаях, когда для признания недейст­вительной сделки ничтожной не установлены специальные основания.

К сожалению, законодатель непоследователен в применении терминов «недейст­вительность», «ничтожность», «оспоримость». Поэтому зачастую трудно определить, ничтожность или оспоримость сделки порождает то или иное нарушение закона. Например, закон прямо говорит о ничтожности сделки при нарушении требований, установленных для договоров дарения (п. 3 ст. 572 ГК), аренды и субаренды (п. 2 ст. 618), страхования предпринимательского риска (ст. 933, 951 ГК), имущественного страхования (ст. 951). Вместе с тем во многих нормах, касаясь тех или иных нарушений, закон говорит просто о недействи­тельности сделки (ст. 331, 339, 362, 930 ГК и др.). Такая же картина наблюдается и в других законодательных актах.

Иначе говоря, если ничтожная сделка недействительна из самого факта ее совершения независимо от желания ее участников, то оспо­римая сделка, не будучи оспоренной по воле ее участника или иного лица, управомоченного на это законом, действительна и порождает правовые последствия, к которым стремились ее участники. Например, сделка, совершенная под влиянием обмана, действительна и порож­дает все предусмотренные ею последствия до момента признания ее недействительной судом по иску обманутого.

Характерными признаками оспоримых сделок являются следующие об­стоятельства. Во-первых, законодательно закрепленная возможность признания их недействительными, а не изначальная недействитель­ность. Во-вторых, как было показано выше, возможность их оспари­вания только лицами, указанными в законе.

Применительно к оспоримымсделкам в законе содержатся слова «может быть признана недействительной судом….по иску ….», а также определеныобстоятельства, которые могут повлечь признание сделки недействительной.

Способом защиты гражданских прав по оспоримой сделке является применение последствий ее недействительности после признания судом оспоримой сделки недействительной (ст. 12, 166). Это означает, что сторона предъявляет два требования – о признании сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности, и должна доказать, что обстоятельства, на которые она ссылается в подтверждение своих исковых требований, и есть предусмотренные ГК основания признания оспоримой сделки недействительной.

Как указано в Концепции,предъявление иска о признании исполненной сделки недействительной без предъявления требования о применении последствий ее недействительности, как правило, свидетельствует об отсутствии у истца законного интереса в оспаривании сделки и может служить основанием для отказа в иске.

Хотя формальные основания недействительности оспоримых сделок предусмотрены в правовой норме, их наличие доказывает истец и устанавливает суд. Если суд в иске откажет, оспоримая сделка останется действительной.Итак, до момента признания оспоримой сделки недействительной судом она считается действительной. Именно действительность оспоримых сделок (характеризуемая в науке как «неопределенная действительность», «условная действительность», «отложенная» недействительность) является одним из существенных отличий оспоримых сделок от ничтожных. В.А.Рясенцев вполне оправданно называл оспоримые сделки «относительно действительными».

ГК не предусматривает возможности последующего подтверждения (одобрения) оспоримых сделок. Как отмечено в Концепции, этот пробел следует восполнить.

Основания недействительности сделки – обстоятельства, с которыми закон связывает отсутствие у сделки тех правовых последствий, на возникновение которых была направлена воля сторон. Эти же обстоятельства влекут нежелательные для сторон правовые последствия, связанные с недействительностью сделки.

Могут относиться к элементам сделки как юрфакта (волеизъявлению – соответствию воли и волеизъявления, содержанию волеизъявления), и к элементам сделки как правоотношения (право и дееспособности субъектов сделки, оборотоспособности предмета сделки и др.).

Основание недействительности может быть единичным (недееспособность стороны сделки); возможна совокупность обстоятельств, т.е. фактический состав недействительной сделки.

Итак, основания недействительности сделки – предусмотренные законом обстоятельства, существующие в момент совершения сделки как юрфакта, препятствующие возникновению сделки-правоотношения.

Статья 166 ГК устанавливает, что сделка может быть признана недей­ствительной лишь по основаниям, установленным ГК. Выделяют общее основание недействительности сделок (ст. 168) и специальные основания их недействительности, связанные с дефектностью отдельных элементов состава сделки.

В нормах ГК о специальных основаниях недействительности сделок уста­новлено, влечет ли это признание сделки ничтожнойлибооспоримой.

Предусмотренное ст. 168 основание недействительности сделок являетсяобщим, т.к. норма применима во всех случаях, когда не соответствующая требованиям закона (иных правовых актов) сделка не подпадает под действие установленных ГК специальных оснований недействи­тельности сделок. При этом правилами ст. 168 законодательно установлен порядок определения характера сделки.

Такая сделканичтожнав двух случаях:1)если нарушенный при заключении сделки закон (иной правовой акт) не устанавливает, что сделкаоспорима, или 2) не предусматривает иных последствий нарушения, не связанных с недействительностью сделки. В Концепцииотмечено, что получившая широкое распространение судебная практика признания сделок ничтожными на основании ст. 168 нередко является неоправданной и явно несоразмерной характеру и последствиям допущенных при совершении сделки нарушений.

Несоответствие сделки требованиям закона или иных правовых актов мо­жет и не повлечь недействительность сделки – если закон предусматривает иные последствия допущенного нарушения, не отражающиеся на действительности сделки. Так, при продаже доли (части доли) в уставном капитале с нарушением преимущественного права покупки участник общества с ограниченной ответственностью или общество в целом вправе потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя (п. 4 ст. 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью). В случае удовлетворения этого требования сделкакупли-продажи остается действительной, но меняется покупатель – им становится лицо, чье преимущественное право покупки было нарушено.

Итак, при признании сдел­ки недействительной в отсутствие в ГК специального основания ее недействительности необходимы ссылки на ст. 168 ГК и на конкрет­ный закон (правовой акт), требованиям которого не соответствует сделка – чтобы с учетом их содержания определить, признавать сделку оспоримой, ничтожной либо не признавать недействительной, если установлены иные последствия допущенного нарушения.

Обычай как источник права

Обычай как источник права – это правило поведения, сложившееся в результате его применения в течение продолжительного времени. Единообразное решение одинаковых случаев в течение длительного времени приводит к образованию представлений об обязательности соответствующего поведения. Обычай считается обязательным, потому что все издавна так поступали, потому что так жили все отцы и деды.

Мы уже отмечали, что до возникновения государства обычаи, сложившиеся в обществе, не имели юридического значения. В первобытнообщинном строе существовали обычаи, но нет обычного права, которое зарождается вместе с образованием государства и возникновением государственного управления. Наиболее ранние формы права характеризуются преобладающим значением обычая как источника права. Вместо обычаев появляются нормы обычного права.

Вместе с тем, место обычая в системе источников европейского права Нового и Новейшего времени отражает сто эволюцию, которая заключалась здесь в переходе от полного его отрицания (ст. 7 французского Гражданского кодекса) к признанию обычая в качестве основного источника права, равного закону. Например, в странах, где торговое право обособилось в самостоятельную отрасль права (Франция, ФРГ), к отношениям в сфере торговли применяются, прежде всего, нормы торгового права, независимо от того, являются они нормами законодательства или обычая. Поэтому при возникновении спора соблюдается следующая очередность применения источников: торговые законы; торговые обычаи; гражданские законы. В Англии обычные нормы могут устанавливать правила, отличные от диспозитивных положений законов и прецедентов. Особый подход к данной проблеме сложился в ФРГ, где § 2 Вводного закона к Германскому Гражданскому уложению провозгласил, что нормой в смысле ГГУ и указанного закона является любая правовая норма. Отсюда немецкие юристы сделали вывод, что норма обычного права равна по юридической силе закону и может не только дополнять, но и изменять его.

Особенно велико значение обычая в странах Азии и Африки. Причем обычай здесь может регулировать как традиционные, так и новые рыночные отношения.

В мусульманском праве обычай поначалу играл второстепенную роль. Причиной этого явилось вытеснение обычая мусульманским правом у арабов Аравии, а также компромиссный характер исламизации народов, которые к моменту принятия ислама уже имели свое обычное право. При этом восприятие ислама сочеталось здесь с сохранением действия собственных обычаев, иногда противоречивших принципам мусульманского права. Речь шла, по существу, о юридической фикции: формально второстепенный источник права – обычай нередко сохранял свою ведущую роль, действуя вопреки предписаниям Корана и Сунны. Поэтому, чтобы сохранить единство исламского сообщества, такого рода обычаи рассматривались просто как факт, а не как часть права. На более поздних этапах роль обычая в мусульманском праве заметно усилилась.

В России область действия обычного права была не весьма велика.

В уголовном праве было принято положение, которым обычное право совершенно устранялось. Однако действие обычно-уголовного права сохранилось в отношении многочисленных инородцев, как самоеды, киргизы. Для русского населения до закона 12 июня 1889 г. уголовные обычаи допускались в волостных судах. С преобразованием же волостных судов там, где были введены земские начальники, эти суды в делах уголовных обязаны руководствоваться общими уголовными законами. Зато сфера применения правовых обычаев к гражданским отношениям была весьма обширна. Крестьянская масса, несмотря на разрушение обособлявших ее общинных начал, продолжала оставаться под действием обычного права в делах, подлежащих ведомству волостных судов, – по всем предметам, а в делах, подведомственных другим судам, – в порядке наследования. Правовые обычаи по торговым делам имели применение во всех судах. Наконец, в делах, подлежащих ведомству мировых судей, городских и земских начальников, дозволялось руководствоваться правовыми обычаями, впрочем, не иначе, как по ссылке сторон, и в случаях: положительно законами не разрешаемых, и когда применение обычаев дозволяется именно законом. Из этого видно, что применение правовых обычаев в России допускалось по двум началам: материальному и формальному, – смотря по тому, какое дело и каким судом рассматривалось.

Исходя из сказанного, правовые обычаи, действовавшие в России можно классифицировать по разным критериям. В частности, по области действия: уголовная, узкогражданская, наследственная, земельная, семейная. По ведомству судей: волостные суды, мировые суды, городские суды. По отношению к праву: обычай как дополнение к закону, обычай, действующий параллельно с законодательством страны, обычай вопреки нормам права.

В советском праве обычаи в качестве источника права занимали весьма скромное место. Обычай действовал в этом качестве лишь в качестве исключения. В этот период при жесткой системе правотворчества и при плановой организации экономики и хозяйства не было потребности в регулировании общественных отношений при посредстве норм обычного права. Более того, многие обычаи были объявлены остатками родового и феодального строя, с ними велась непримиримая борьба вплоть до применения уголовного наказания к лицам, придерживающимся установленных этими обычаями правил поведения. Таковыми, например, считались обычаи некоторых народов России, являющиеся их давней традицией (уплата калыма за невесту, похищение невест). Лишь в порядке исключения получили признание государства некоторые обычаи, например, относящиеся к пользованию имуществом крестьянского двора, к семейным разделам и к наследованию имущества крестьянского хозяйства. Кодекс торгового мореплавания РФ от 30.04.1999 № 81-ФЗ предлагает руководствоваться портовыми обычаями для определения продолжительности погрузки судов и размера платы за их простой; Консульский устав СССР – международными обычаями.

В современной России допускается применение обычая как источника права, но в основном в сфере частного права, где у участников правоотношений присутствует определенная свобода выбора. Статья 5 ГК РФ дает определение обычаю делового оборота: «Обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе». Специфика этого источника права в современных условиях состоит в том, что в законе дается только ссылка к действующим обычаям, сам же обычай в нормативном акте не приводится. Отсылки к обычаю в гражданском законодательстве содержатся, например, в ст. 309 ГК РФ: «Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями».

Точка зрения на место правового обычая, сложившаяся в отечественном праве, сводится к тому, что обычай часто выполняет правовосполнительную роль и применяется в случае пробелов в законодательстве, неурегулированности нормами тех или иных общественных отношений.

Возникает вопрос: каковы те условия, которые необходимы для того, чтобы можно было признать наличие в том или ином случае нормы обычного права?

В литературе указывается, что необходимо длительное фактическое осуществление определенного поведения в обществе или хотя бы в пределах какой-нибудь ограниченной части (например, в пределах какой-либо местности). В этой связи требуется непрерывное действие этого фактически осуществляемого правила в течение более или менее длительного периода времени. Кроме того, необходима определенность обычая, то есть возможность более или менее точного установления его смысла содержания. Также, требуется признание государством юридического значения обычая. Право существует только в государстве, и только государство может придавать обязательную силу нормам права. Поэтому обычай может приобрести значение нормы обычного права лишь в том случае, если он санкционирован государством в лице тех или иных его органов.

Как отмечает В. Н. Протасов, обычай по своему содержанию остается тем же самым правилом поведения, каким был до его санкционирования государством. Но при этом обретает возможность государственно-принудительной реализации. То есть если в процессе его нормальной реализации не будет реализована сила привычки, к делу подключится государство. Существует два способа государственного санкционирования обычая: указание на обычай в нормативно-правовом акте (отсылка к обычаю); использование его в качестве нормативной базы для судебного рассмотрения дела. В том случае, если норма обычая полностью воспроизведена в тексте нормативно-правового акта или положена в основу судебного прецедента, обычай не становится самостоятельным источником права; его норма начинает действовать в форме указанного нормативного акта или судебного прецедента.

Суд и другие органы, применяющие право, не только санкционируют нормы обычного права, но и придают их содержанию впервые вполне определенную формулировку. Суд впервые придает полную определенность содержанию обычая и впервые формулирует норму обычного права. Вместе с тем в решении суда осуществляется одобрение, санкционирование обычая органом государства. Таким образом, суд создает два существенных условия, без которых обычай не может иметь юридической силы. При этом суд может руководствоваться нормами обычного права и санкционировать их лишь в том случае, если применение обычая допущено вообще законом для данных общественных отношений и лишь в тех пределах, в каких обычай не противоречит действующему законодательству.

Помимо указанных требований, можно выдвинуть и некоторые другие условия, например, действие обычая в обществе «с незапамятных времен». Такая ограничительная формулировка иногда не оправдана: всякий установивший порядок, хотя он и нс имел большой давности, может создать обычай. Стремясь обосновать право суда входить в оценку обычаев, можно выдвинуть также весьма неопределенное и абстрактное требование разумности обычая. Наконец, можно считать необходимым иногда, чтобы обнаружилось определенное отношение населения к обычаю, например, чтобы обычай соответствовал «народному убеждению» или чтобы в обществе сложилось осознание его необходимости. Все эти обстоятельства порой тоже не могут считаться необходимым условием наличности обычая, хотя они и очень важны.

Недействительные сделки: ничтожные и оспоримые

7. Ничтожны сделки, совершенные несовершеннолетним, не достигшим 14 лет. Суд также может признать сделку действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

К оспоримым сделкам относятся:

1. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя или государственного органа, осуществляющего контроль за деятельностью юр. лица;

2. Сделка, совершенная лицом, вышедшим за пределы своих полномочий, которые установлены учредительными документами или доверенностью может быть признана недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения лишь в случаях, если другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях:

3. Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, когда такое согласие требуется в соответствии с законодательством, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей, попечителя;

4. Сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя, гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами может быть признана судом недействительной по иску попечителя;

5. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившемся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены в результате совершения этой сделки. Факт нахождения гражданина в состоянии, когда он не был способен понимаТб значение своих действий и руководить ими при совершения сделки должен быть надлежащим образом доказан. Необходимо заключение соответствующих медицинских органов или проведение экспертизы.

6. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску лица, действовавшего под влиянием заблуждения. Заблуждение может быть относительно природы сделки, тождества или таких качеств предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения искажает волю участников сделки и приводит к результату, который иному, чем они имели в виду. Заблуждение должно быть существенным, существенность заблуждения оценивает суд с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Не является существенным заблуждение относительно мотивов сделки, или неправильное представление о правах и обязанностях по сделке. Законы должны быть известны каждому и их незнание не является основанием для оспаривания сделки.

7. Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или сделка, которую лицо вынуждено совершить на крайне невыгодных для себя условиях, вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка) может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *