Отказ от оказания услуг

31 мая 2016

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ
от 27 июля 2004 г. N 2353/04

ГАРАНТ:

См. комментарий

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Яковлева В.Ф.;

рассмотрел заявление общества с ограниченной ответственностью «Фирма «Эксклюзив 21-й век» о пересмотре в порядке надзора постановления апелляционной инстанции Арбитражного суда Свердловской области от 21.10.2003 по делу N А60-14530/03-С4 и постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.12.2003 по тому же делу.

В заседании принял участие представитель заявителя — ООО «Фирма «Эксклюзив 21-й век» (истца) — Федорова Т.Н.

Заслушав и обсудив доклад судьи Прониной М.В. и объяснения представителя заявителя, Президиум установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «Фирма «Эксклюзив 21-й век» (далее — фирма) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к открытому акционерному обществу «Красноуфимская швейная фабрика» (далее — фабрика) о взыскании 232 111 рублей 48 копеек долга за товар, переданный по накладной от 21.12.2001 N 420, и 19 944 рублей 40 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 19.11.2002 по 27.05.2003.

При рассмотрении дела суд первой инстанции пришел к выводу, что истец по накладной от 21.12.2001 N 420 передал ответчику товар (ткань) на сумму 233 974 рубля 98 копеек. Ответчик товар принял, однако обязательство по оплате полученного товара не выполнил. Наличие задолженности в указанной сумме подтверждено актом сверки взаимной задолженности от 16.04.2002.

Одновременно суд признал, что часть долга за поставленный по этой накладной товар в размере 1 863 рублей 40 копеек и проценты, начисленные в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, в размере 6 рублей 83 копеек за период с 19.11.2002 по 14.01.2003 взысканы с ответчика в пользу заявителя решением того же суда от 12.03.2003 по другому делу (N А60-4404/03-С4).

Суд первой инстанции согласился с представленным истцом расчетом основной задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами и решением от 25.08.2003 удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Постановлением от 21.10.2003 суд апелляционной инстанции данное решение отменил и производство по делу прекратил на основании пункта 2 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, указав, что ранее по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям арбитражным судом было вынесено вступившее в законную силу решение.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 15.12.2003 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций фирма просит отменить данные судебные акты, полагая, что они не только противоречат нормам процессуального права, но и существенно нарушают права стороны, добросовестно выполнившей свои обязательства.

В отзыве на заявление фабрика просит оставить оспариваемые судебные акты в силе, полагая, что они соответствуют действующему законодательству.

В заседании Президиума представитель фирмы поддержал доводы, приведенные в заявлении.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлении присутствовавшего в заседании представителя истца, Президиум считает, что постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене, дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции по следующим основаниям.

По смыслу нормы, содержащейся в части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предметом иска является материально-правовое требование истца к ответчику о совершении определенных действий, воздержании от них, признании наличия или отсутствия правоотношения, изменении или прекращении его. Изменение предмета иска — это изменение материально-правового требования истца к ответчику.

Основание иска — это обстоятельства, на которые ссылается истец в подтверждение исковых требований к ответчику. Изменение основания иска — изменение обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику.

Основание иска по настоящему делу осталось таким же, что и в деле N А60-4404/03: накладная о передаче товара от 21.12.2001 N 420, акт сверки взаимной задолженности от 16.04.2002.

Предмет же иска изменился. В рассматриваемом деле это требование истца о взыскании с ответчика оставшейся части долга в размере 232 111 рублей 48 копеек и процентов, начисленных в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации с указанной суммы за иной период. Данные суммы не входили в предмет иска по делу N А60-4404/03.

Следовательно, это новое требование, которое судом первой инстанции рассмотрено.

Обращаясь в арбитражный суд с иском о взыскании части долга, истец распорядился принадлежащим ему процессуальным правом на предъявление иска и определил для себя объем испрашиваемой у суда защиты.

Таким образом, у судов апелляционной и кассационной инстанций не имелось правовых оснований для прекращения производства по делу.

При указанных обстоятельствах оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, что в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для их отмены.

Дело следует направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции для надлежащей оценки доводов ответчика о подписании акта сверки взаимной задолженности от 16.04.2002 неуполномоченным лицом.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил — постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Свердловской области от 21.10.2003 по делу N А60-14530/03-С4 и постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.12.2003 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию Арбитражного суда Свердловской области.

Председательствующий В.Ф. Яковлев

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Статья 782 ГК РФ. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

Новая редакция Ст. 782 ГК РФ

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Комментарий к Ст. 782 ГК РФ

Стороны договора услуг вправе в одностороннем порядке (даже без указания причин) отказаться от договора (в одностороннем порядке расторгнуть). Комментируемая норма предусматривает более тяжкие имущественные последствия для отказывающегося от договора исполнителя.

Судебная практика.

Обязательность заключения публичного договора, каковым является договор о предоставлении платных медицинских услуг, при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения.

Иное, т.е. признание права медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств, при том что у него имеется возможность оказать соответствующие услуги, не только приводило бы к неправомерному ограничению конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь, но и означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свободы договора для гражданина, заключающего договор об оказании медицинских услуг, создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения требования справедливости, и, следовательно, нарушало бы предписания статей 34, 35, и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Такой вывод следует, в частности, из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 23 февраля 1999 года по делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности».

Истолкование и применение оспариваемой нормы как обусловливающей право медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств по договору об оказании медицинских услуг только лишь полным возмещением убытков, причиненных отказом, не согласуется также с существом медицинской профессиональной деятельности, врачебным долгом, морально-этическими и юридическими нормами, определяющими обязанности врача во взаимоотношениях с больными и права пациентов. Так, в соответствии с Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года (с последующими изменениями и дополнениями) при осуществлении своей профессиональной деятельности врач обязан внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах; лечащий врач может отказаться по согласованию с соответствующим должностным лицом от наблюдения и лечения пациента, если это не угрожает жизни пациента и здоровью окружающих, в случаях несоблюдения пациентом предписаний или правил внутреннего распорядка лечебно-профилактического учреждения (статьи 58 и 59).

Таким образом, пункт 2 статьи 782 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с положениями его статей 426 и 445 не может рассматриваться как допускающий односторонний отказ медицинского учреждения от исполнения своих обязательств по договору об оказании платных медицинских услуг при наличии у него возможности предоставить соответствующие услуги и, следовательно, как нарушающий конституционное право заявительницы на охрану здоровья и медицинскую помощь (Определение КС РФ от 06.06.2002 N 115-О).

Другой комментарий к Ст. 782 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. По общим правилам ГК чаще всего односторонний отказ от исполнения обязательств применяется в качестве оперативной санкции по отношению к стороне, нарушившей обязательство. Например, ст. 405 ГК предусмотрена такая санкция на случай просрочки должника, когда исполнение утратило интерес для кредитора. Для отказа от исполнения кредитору не надо обращаться в суд, ему достаточно уведомить об отказе должника. Аналогичное значение и правовые последствия отказа от исполнения имеются в виду в ст. 328, 463, 464, 480, 484 и других статьях ГК. Односторонний отказ от исполнения в таких случаях может сопровождаться требованием о возмещении убытков.

По смыслу комментируемого пункта ст. 782 ГК речь идет об отказе заказчика от исполнения при отсутствии правонарушения со стороны исполнителя услуг. Соответственно, лицо, односторонне прекращающее обязательство, обязано возместить исполнителю убытки, но не все, а в виде фактически понесенных исполнителем затрат.

По своей юридической природе односторонний отказ от исполнения обязательства — односторонняя сделка. Эта сделка прекращает обязательство на будущее время. По услугам, оказанным до прекращения обязательства, производятся расчеты: затраты исполнителя на подготовку к исполнению обязательства и стоимость части фактически оказанных услуг возмещаются заказчиком исполнителю, а уже исполненное ему не возвращается.

Возмещение заказчиком затрат исполнителю не является формой его ответственности перед исполнителем, поскольку отказ от исполнения рассматривается как правомерное действие. Например, в отношении пациента были проведены некоторые платные процедуры в порядке подготовки к операции. Однако от операции он отказался. Суммы, оплаченные им за процедуры, ему не возвращаются. Эти платежи учитываются исполнителем в возмещение его затрат на эти процедуры. Подобные расчеты объясняются эквивалентно-возмездным характером гражданских правоотношений, соответствуют принципам справедливости и разумности в гражданском праве. Оплата части цены пропорционально оказанной услуге прямо предусмотрена, например, ст. 32 Закона о защите прав потребителей.

2. Отказ исполнителя от исполнения обязательства сопровождается его обязанностью полностью возместить заказчику убытки. Однако компенсация убытков не всегда способна удовлетворить интересы кредитора. Если, например, информационный центр отказался от оказания услуг коммерческой организации, последняя при наличии конкуренции безболезненно может получить услуги другого информационного центра, оплатив услуги за деньги, полученные в порядке возмещения убытков от первого должника. Иная ситуация, если речь идет об образовательных, медицинских, ветеринарных услугах. Односторонний отказ исполнителя от этих услуг способен причинить огромный моральный вред человеку, буквально непоправимые неблагоприятные последствия для его здоровья из-за отказа в квалифицированных медицинских услугах или невозможности закончить престижный вуз, в который студент с большим трудом поступил. Возмещение ему убытков не способно загладить этот вред.

Вопрос об одностороннем отказе от исполнения по п. 2 ст. 779 ГК применительно к платным медицинским услугам был предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Суд отметил, что правовая оценка п. 2 ст. 782 ГК не может быть осуществлена без учета его взаимосвязи с иными нормами ГК, а также положениями других нормативных правовых актов, регулирующих отношения по оказанию медицинской помощи и закрепляющих гарантии реализации прав граждан в данной сфере, в том числе при предоставлении платных медицинских услуг.

Договор о предоставлении услуг признается согласно п. 1 ст. 426 ГК публичным договором. В связи с этим наличие у исполнителя возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательства по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения (см. Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. N 115-О (Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2003. N 1)).

Полагаем, что п. 2 ст. 782 ГК должен быть скорректирован с учетом необходимости охраны гарантированных Конституцией РФ прав граждан на охрану здоровья и получение медицинской помощи (ст. 41 Конституции), на образование (ст. 43), на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48). Следовало бы ввести запрет на односторонний отказ от исполнения обязательств об оказании социально значимых услуг гражданам, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

В Судебную коллегию

по уголовным делам

Московского областного суда

Суд, постановивший приговор в первой инстанции:

Красн_________ городской суд Московской области

(пред. по делу ф\с Петрова М.А.)

В защиту интересов осужденного:

Иванова Ивана Ивановича

От адвоката адвокатской конторы № ________ г. Москвы

Умнейшего

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на приговор Красногорского городского суда

от 12 февраля 2015 года по уголовному делу в отношении гражданина Иванова И.И., по обвинению в совершении преступления предусмотренного пунктом «в» частью3 статьи 158 УК РФ

Согласно приговора Красногорского городского суда Московской области от 12.02.2015 г. по обвинению в совершении преступления, ответственность за которое предусмотрена пунктом «в» частью 3 статьи 158 УК РФ, Иванов И.И. признан виновным в совершении названного преступления и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года, без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Осужденный признал свою вину и дело рассматривалось в особом порядке судебного разбирательства.

Согласно статье 297 УПК РФ, приговор суда по уголовному делу должен быть обоснованным и справедливым. При этом, приговор признается обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

С вынесенным Красногорским городским судом приговором сторона защиты не согласна, находит его несправедливым, а, следовательно, и необоснованным, подлежащим изменению в части смягчения наказания осужденному Иванову И.И. за совершенное преступление.

Согласно пункта 2 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», в соответствии с общими началами назначения наказания (статья 60 УК РФ) более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания – как это видно из приговора, суд не мотивировал по какой конкретно причине в условиях, когда санкция статьи предусматривает наказание как связанное с лишением свободы, так и не связанное с лишением свободы, суд пришел к выводу о том, что цель наказания – исправление может быть достигнута в отношении Иванова И.И. лишь в случае лишения его свободы.

Согласно части третьей статьи 60 УК РФ по каждому делу необходимо учитывать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В случае, если в санкции уголовного закона наряду с лишением свободы предусмотрены другие виды наказания, решение суда о назначении лишения свободы должно быть мотивировано в приговоре.

Как это усматривается из приговора Красногорского городского суда от 11.02.2015 г., перечислив и, по сути, указав исключительно положительные характеристики на Иванова И.И., суд не указал по какой именно причине (отсутствуют мотивы) ему назначено столь суровое наказание, по какой именно причине Иванову И.И. не может быть назначено наказание, не связанное с лишением свободы, тем более что санкция части 3 статьи 158 УК РФ предоставляет суду такую возможность, при этом Иванову И.И. вменялся лишь один эпизод.

Пунктом 12 Постановления Пленума Верховного суда №1 от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» (в действующей редакции), разъяснено, что суды не должны допускать фактов назначения виновным наказания, которое по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости, поскольку в соответствии с положениями статьи 60 УК РФ, суд при назначении наказания обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

При постановлении приговора, суд по сути вопрос об условиях жизни семьи осужденного не исследовал, тогда как размер доходов семьи Иванова И.И. ниже прожиточного минимума, что по сути вынуждает задать вопрос о том какой характер носит постановленный приговор: обвинительный или карательный, когда все без исключения члены семьи осужденного становятся лицами, существенно и без достаточных оснований ограниченными в своих правах.

В своем последнем слове, как и в своем выступлении защитник и Иванов И.И. просили суд назначить ему (Иванову И.И.) наказание, не связанное с лишением свободы, предоставив ему (Иванову И.И.) шанса искупить свою вину, Иванов И.И. сообщил суду что своей работой он докажет, что он исправляется. Именно поэтому, рассчитывая на справедливый приговор, осужденный и просил назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, возможно, со значительным штрафом.

Трудясь, он смог бы исполнить приговор в этой части.

Согласно пункта 13 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации, в описательно-мотивировочной части приговора суд не привел мотивы, по которым он пришел к выводу о необходимости назначения осужденному наказания в виде лишения свободы, тогда как санкция части 3 статьи 290 УК РФ, предусматривает альтернативу по назначению наказания. Так согласно санкции названной статьи, уголовно-наказуемое деяние, в совершении которого обвинялся Иванов И.И., подразумевало возможность назначения наказания в виде: штрафа в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей, однако выводы суда о том, по какой причине избран наиболее тяжкий вид наказания не приведены, как и не указаны обстоятельства, по которым исправление Иванов И.И. возможно только в условиях изоляции от Общества.

Согласно статье 6 Уголовного кодекса Российской Федерации, наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Статья 7 Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающая принцип гуманизма, гласит, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

Согласно пункта 37 Названного Постановления Пленума от 11 января 2007 года, при особом порядке судебного разбирательства наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (часть седьмая статьи 316 УПК РФ).

В то же время, при наличии исключительных обстоятельств суд может назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, а также применить иные правила смягчения наказания, предусмотренные Общей частью УК РФ.

При назначении наказания по правилам, предусмотренным статьей 62 УК РФ, суд в силу части седьмой статьи 316 УПК РФ исчисляет три четверти срока наказания от двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В ходе судебного разбирательства судом постановлен приговор, точно соответствующий фабуле обвинения и позиции государственного обвинителя, указавшего на необходимость назначения Иванову И.И. именно того наказания, которое и было назначено судом обжалуемым приговором, однако размер назначенного наказания не соответствует тяжести содеянного.

Постановленный по делу приговор, по мнению стороны защиты, не отвечает критериям, установленным статьей 290 УК РФ, не может считаться обоснованным и справедливым и подлежит изменению, а назначенное наказание смягчению по нижеследующим основаниям.

В ходе предварительного следствия, что также подтверждено и в судебном заседании, Иванов И.И., свою вину в совершенном преступлении признал полностью, оказал содействие следствию, дав исчерпывающие и правдивые показания, позволяющие установить истину по делу, содействовал следствию, заявил ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, раскаялся в содеянном и чистосердечно признался в совершении преступления (лист приговора 4). В частности, «Суд учитывает, что Иванов И.И.….полностью признали свою вину и раскаялись в содеянном, явились с повинной…, кроме того, Полтавцев А.Н. имеет на иждивении ребенка 2007 года рождения, что суд признает обстоятельства, смягчающие наказание».

Вместе с тем при рассмотрении уголовного дела в порядке особого производства Красногорским городским судом не была учтена степень общественной опасности содеянного Ивановым И.И., его деятельное раскаяние в содеянном, полностью подтвержденное им как на следствии, так и в ходе судебного заседания, конкретные смягчающие обстоятельства, документально подтвержденные материалами дела.

В своем последнем слове Иванов И.И. искренне, переживая вину в содеянном, просил суд не назначать ему наказание, связанное с лишением свободы, обратился к суду с последним словом, в котором привел достаточные доводы, позволяющие судить о том, что он, будучи молодым и не получившим достаточного жизненного опыта человеком искренне признает свою вину и обращается к правосудию с просьбой понять его раскаяние, чего, к сожалению, не произошло и, вопреки требованиям Закона, по делу постановлен чрезмерно суровый – карательный приговор, не отвечающий своей суровостью: ни признакам справедливости, ни кассационно-надзорной практике Верховного суда Российской Федерации, ни даже сведениям судебной статистики и судебной практики по аналогичным категориям дел (в части практики назначения наказаний).

В ходе проведения судебного заседания, суду были представлены достаточные, по мнению защиты, доказательства того, что в данном конкретном случае постановлен пускай обвинительный и соответствующий квалификации содеянного приговор, но тем не менее само по себе наказание, назначенное Иванову И.И., носящее карательный характер, не соответствует ни характеру, ни степени тяжести содеянного.

Также суд не учел обстоятельства, подтвержденные документально о том, что, несмотря на признание своей вины в содеянном, Иванов И.И., не заслуживает наказание, связанное с изоляцией от Общества, что также выходит за пределы судебной статистики по уголовным делам, где обвиняемые в совершении аналогичных преступлений, в отличие от Иванова И.И., противодействующие следствию и суду в установлении истины по делу, избирающие способом своей защиты уклонение от дачи признательных показаний, либо, злоупотребляя своими правами, избирают тактику использования гарантий статьи 51 Конституции РФ, осуждаются по части 3 статьи 158 УК РФ, к наказаниям не связанным с лишением свободы в 90% случаев (практика Московского областного, Московского городского и Красногорского районного суда).

Согласно пункта 16 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 26 от 27 ноября 2012 года «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», суд вправе изменить приговор либо отменить приговор и вынести новое судебное решение, если этим не ухудшается положение осужденного по отношению к обвинению, предъявленному органами предварительного расследования, и не нарушается его право на защиту.

Согласно статье 43 УК РФ, наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда.

Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица, при этом наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Согласно статье 56 УК РФ, лишение свободы заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение, помещения в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму и, является наиболее тяжелым видом наказания.

Согласно пункта 18 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 26 от 27 ноября 2012 года «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», Проверяя по апелляционным жалобам и (или) представлению законность, обоснованность и справедливость приговора или иных судебных решений, суд апелляционной инстанции должен устранить допущенные нарушения и рассмотреть уголовное дело по существу с вынесением итогового судебного решения.

Как это уже отмечалось выше, сторона защиты находит постановленный Красногорским городским судом Московской области приговор в отношении Иванова И.И. необоснованным и несправедливым в части назначенного осужденному наказания, под-лежащим изменению.

Статьей 61 УК РФ установлены обстоятельства, смягчающие, по мнению защиты, вину Иванова И.И., перечень обстоятельств, приведенных в названной статье не является исчерпывающим, и, суду предоставлено право принять во внимание и иные, не указанные в данной статье обстоятельства, однако при постановлении приговора смягчающие наказание обстоятельства судом не указаны, хотя подтверждение их наличия имеется в деле, в своем приговоре суд ограничился формальным указанием на наличие положительных характеристик и данных о личности, но не более.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 (ред. от 03.12.2013) «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания» в абзаце 6 пункта 7 определяет, что: «сообщение лица, задержанного по подозрению в совершении конкретного преступления, об иных совершенных им преступлениях, неизвестных органам уголовного преследования, следует признавать, как явку с повинной и учитывать при назначении наказания при осуждении за эти преступления.»

А в следующем абзаце указано, что: «при совокупности совершенных преступлений явка с повинной как обстоятельство, смягчающее наказание, учитывается при назначении наказания за преступление, в связи с которым лицо явилось с повинной».

Как ранее указывалось, из материалов дела следует, что Иванов И.И. искренне раскаялся в содеянном и добровольно явился с повинной в единственном эпизоде, в котором следственные органы его не подозревали.

Суд необоснованно не применил в отношении Иванова И.И., положения ст.64 УК РФ и не назначил наказание ниже низшего предела, при том что особенной части УК РФ минимальный придел не установлен. Учитывая, что положение ст.64 УК РФ предполагают возможность вынесение приговора ниже нижнего предела, рассмотрение вопроса о применении при назначении наказания диспозиции данной нормы является необходимым условием соблюдением прав подсудимого с учетом его поведения на предварительном следствии и суде.

На основании изложенного,

ПРОШУ:

1. Приговор Красногорского городского суда Московской области от 12.02.2015 года изменить;

2. Назначить Иванову И.И. наказание, не связанное с лишением его свободы, не связанное с отбытием наказания в колонии строгого режима, поскольку необходимости изоляции осужденного от Общества не имеется, а назначенное ему наказание не будет способствовать исправлению осужденного лица;

3. Рассмотрение дела в суде апелляционном инстанции провести с участием осужденного;

Ордер №______от_______________

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *