Превышение допустимой самообороны статья УК РФ

Договор мены квартиры с доплатой: образец скачать

Содержание соглашения мены квартир с доплатой имеет сходство с соглашением мены квартир, оцениваемых как равноценные (где в доплате нет необходимости).

Между этими сделками существует лишь одно различие: в соглашении мены квартиры, в котором необходима доплата, имеются пункты, где каждая из сторон определяет стоимость принадлежащего им объекта недвижимости.

Кроме того, в случае с неравноценным обменом жилплощадью, указывается разница в цене, которая должна быть оплачена стороной, чье жилье дешевле.

Оформляется соглашение в письменном виде, в форме единого документа, и в свободном изложении.

При этом в документе должны содержаться следующие сведения:

  • Идентифицирующие каждое лицо, участвующее в сделке (с фиксацией паспортных данных участника);
  • Детальное описание жилых объектов, обмен которых производится на условиях заключаемого соглашения (для этого используются данные бюро технической инвентаризации);
  • О цене каждого из объектов недвижимости, установленной по взаимному соглашению двух участников заключаемой сделки;
  • О пакете документации, предоставленной сторонами соглашения в качестве доказательств наличия у них официально оформленного права собственности на соответствующий объект недвижимости, фигурирующий в сделке по обмену жилплощадью;
  • Каждая из сторон должна письменно подтвердить, заключая соглашение, что приобретаемое ими на условиях обмена жилье подходит по всем критериям качества и полностью их устаивает, а также то, что оценка жилья производилась при непосредственном личном осмотре;
  • Об условиях внесения дополнительной оплаты в пользу владельца более дорогостоящего имущества, для уравновешивания ценовых показателей предметов соглашения;
  • В конце соглашение о мене жилплощади заключает в себе порядок осуществления передачи объектов недвижимости от одной стороны к другой и прочие сведения.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа. Это быстро и бесплатно! Или позвоните нам по телефонам:

+7 (499) 703-47-59
Москва, Московская область

+7 (812) 309-16-93
Санкт-Петербург, Ленинградская область

8 (800) 511-69-42
Федеральный номер (звонок бесплатный для всех регионов России)!

Договор мены квартиры с доплатой: образец

Образец договора здесь.

Договор мены квартир с доплатой

№ 8327

г. Екатеринбург «18» ноября 2016 г.

Гражданин Терновой Юрий Константинович, 31 мая 1972 года рождения, паспорт (серия, номер, выдан) 83 74 №848829 выдан Ленинским УВД г. Екатеринбург 04 апреля 2007 года, код подразделения 834-184, проживающий по адресу: г. Екатеринбург, ул. Свободная, 38 кв.81, именуемый в дальнейшем «Сторона 1», с одной стороны, и гражданин Никольский Николай Михайлович, 21 августа 1974 года рождения, паспорт (серия, номер, выдан) 84 71 №949910 выдан Ленинским УВД г. Екатеринбург 07 марта 2009 года, код подразделения 173-934, проживающий по адресу: г. Екатеринбург, ул. В. Высоцкого, 32 кв.86, именуемый в дальнейшем «Сторона 2», с другой стороны, именуемые в дальнейшем «Стороны», заключили настоящий договор, в дальнейшем «Договор», о нижеследующем:

  1. Стороны производят мену принадлежащего им на праве собственности недвижимого имущества.
  2. Я, Терновой Юрий Константинович, обязуюсь передать в собственность Никольского Николая Михайловича квартиру, расположенную на пятом этаже дома, находящуюся по адресу: г. Екатеринбург, ул. Свободная, 38 кв.81, состоящую из пяти комнат(ы) размером общей площади 150 кв.м., в том числе жилой площади 135 кв.м.
  3. Указанная квартира принадлежит Терновому Юрию Константиновичу на основании договора купли-продажи №8488/43 от 11 февраля 2010 года, что подтверждается Свидетельством о государственной регистрации права от «12» февраля 2010 года серия ВМ №83277, выданным Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Екатеринбург, регистрационный номер 73272 от «12» февраля 2010 года.
  4. Я, Никольский Николай Михайлович, обязуюсь передать в собственность Терновому Юрию Константиновичу квартиру, расположенную на четвертом этаже дома, находящуюся по адресу: г. Екатеринбург, ул. В. Высоцкого, 32 кв.86, состоящую из четырех комнат(ы) размером общей площади 140 кв.м., в том числе жилой площади 120 кв.м.
  5. Указанная квартира принадлежит Никольскому Николаю Михайловичу на основании: договора купли-продажи №8483/73 от 24 августа 2013 года, что подтверждается Свидетельством о государственной регистрации права от «25» августа 2013 года серия МГ №32772, выданным Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Екатеринбург, регистрационный номер 73278 от «25» августа 2013 года.
  6. Квартиры, передаваемые по настоящему Договору, признаются неравноценными.
    Стоимость Квартиры 1 Стороны установили в размере 15 000 000 (Пятнадцать миллионов) руб.
    Стоимость Квартиры 2 Стороны установили в размере 14 000 000 (Четырнадцать миллионов) руб.
    Разница в стоимости Квартир составляет 1 000 000 (Один миллион) руб.
    Разницу в стоимости Квартир оплачивает Сторона 2 в наличной форме до момента государственной регистрации перехода права собственности. Факт получения денежной суммы Стороной 1 подтверждается распиской Стороны 1 о получении денежных средств.
    Указанная расписка должна быть составлена в рукописной форме с указанием паспортных данных Сторон.
    Расходы, связанные с передачей Квартир, а также с государственной регистрацией перехода права собственности на Квартиры, Стороны несут поровну в порядке, предусмотренном законодательством РФ.
  7. В результате настоящего обмена в собственность Терновому Юрию Константиновичу переходит квартира, находящаяся по адресу: г. Екатеринбург, ул. В. Высоцкого, 32 кв.86. Сторона 1 удовлетворена качественным состоянием квартиры, установленным путем внутреннего осмотра квартиры перед заключением данного договора, при осмотре каких-либо дефектов и недостатков, о которых ей не было сообщено, не обнаружено.
  8. В результате настоящего обмена в собственность Никольскому Николаю Михайловичу переходит квартира, находящаяся по адресу: г. Екатеринбург, ул. Свободная, 38 кв.81. Сторона 2 удовлетворена качественным состоянием квартиры, установленным путем внутреннего осмотра квартиры перед заключением данного договора, при осмотре каких-либо дефектов и недостатков, о которых ей не было сообщено, не обнаружено.
  9. До заключения настоящего договора обмениваемые квартиры никому не проданы, не подарены, не обременены правами третьих лиц, в споре и под арестом (запрещением) не состоят.
  10. Стороны подтверждают, что обмениваемые квартиры свободны от проживания третьих лиц, имеющих в соответствии с законом право пользования ими.
  11. Стороны осуществляют за свой счет эксплуатацию и ремонт квартир, а также участвуют в расходах, связанных с их техническим обслуживанием и ремонтом, в том числе капитальным.
  12. С содержанием ст.ст. 167, 209, 223, 288, 292, 551, 556, 567 Гражданского Кодекса Российской Федерации стороны ознакомлены.
  13. В соответствии со ст.556 Гражданского Кодекса Российской Федерации при передаче вышеуказанных квартир сторонами составляется передаточный акт.
  14. Стороны приобретают право собственности на указанные квартиры после государственной регистрации перехода права собственности. Регистрация перехода права собственности производится на каждую квартиру. Каждая из сторон несет расходы по государственной регистрации своего права на квартиру, полученную в результате мены.
  15. Стороны договора подтверждают, что не лишены дееспособности, не состоят под опекой и попечительством, не страдают заболеваниями, препятствующими осознать суть настоящего договора, а также отсутствуют обстоятельства, вынуждающие заключать настоящий договор на крайне невыгодных для себя условиях.
  16. Настоящий договор содержит весь объем соглашений между сторонами в отношении предмета настоящего договора, отменяет и делает недействительными все другие обязательства или предложения, которые могли быть приняты или сделаны сторонами, будь то в устной или письменной форме, до заключения настоящего договора.
  17. В соответствии со ст.ст. 433, 558 Гражданского Кодекса Российской Федерации настоящий договор считается заключенным с момента его государственной регистрации. Расходы по государственной регистрации договора несет Сторона 2.
  18. Настоящий договор может быть расторгнут в установленном законодательством порядке.
  19. Настоящий договор составлен в трех экземплярах, по одному экземпляру для каждой стороны, третий хранится в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество – Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Екатеринбург.

Договор обмена приватизированными квартирами.

Как составить предварительный договор мены квартиры,

АДРЕСА И РЕКВИЗИТЫ СТОРОН

Сторона 1

Сторона 2

Договор мены квартиры с доплатой: бланк

Бланк договора здесь.

Договор мены квартир с доплатой

№ _____

г. ____________________ ___________________________»___» ______________ _______ г.

АДРЕСА И РЕКВИЗИТЫ СТОРОН

Сторона 1

  • Адрес регистрации: ______________________________
  • Почтовый адрес: ______________________________
  • Телефон/факс: ______________________________
  • Паспорт серия, номер: ______________________________
  • Кем выдан: ______________________________
  • Когда выдан: ______________________________
  • Подпись: ______________________________

Сторона 2

  • Адрес регистрации: ______________________________
  • Почтовый адрес: ______________________________
  • Телефон/факс: ______________________________
  • Паспорт серия, номер: ______________________________
  • Кем выдан: ______________________________
  • Когда выдан: ______________________________
  • Подпись: ______________________________

Договор мены квартиры без доплаты

Бланк договора здесь.

Договор мены равноценных квартир № _____

г. ____________________ ___________________________»___» ______________ _______ г.

АДРЕСА И РЕКВИЗИТЫ СТОРОН

Сторона 1

  • Адрес регистрации: ______________________________
  • Почтовый адрес: ______________________________
  • Телефон/факс: ______________________________
  • Паспорт серия, номер: ______________________________
  • Кем выдан: ______________________________
  • Когда выдан: ______________________________
  • Подпись: ______________________________

Сторона 2

  • Адрес регистрации: ______________________________
  • Почтовый адрес: ______________________________
  • Телефон/факс: ______________________________
  • Паспорт серия, номер: ______________________________
  • Кем выдан: ______________________________
  • Когда выдан: ______________________________
  • Подпись: ______________________________

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа. Это быстро и бесплатно! Или позвоните нам по телефонам:

+7 (499) 703-47-59
Москва, Московская область

+7 (812) 309-16-93
Санкт-Петербург, Ленинградская область

8 (800) 511-69-42
Федеральный номер (звонок бесплатный для всех регионов России)!

Была ли Запись полезна? 7 из 8 читателей считают Запись полезной.

Реабилитация — это порядок восстановления прав, свобод и законных интересов лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК). Реабилитированный — лицо, имеющее в соответствии с уголовно-процессуальным законом право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием (п. 35 ст. 5 УПК) <1>. Право на реабилитацию — право гражданина России и иного лица на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (ст. 133 УПК).

<1> В данном случае речь в большей мере идет не о реабилитированном, а о реабилитируемом лице, поскольку реабилитированный — это лицо, реализовавшее свое право на реабилитацию.

Право на реабилитацию возникает при наличии оснований — обстоятельств, юридических фактов.

Основания возникновения права на реабилитацию — обстоятельства, свидетельствующие о наличии следственной или судебной ошибки и указывающие на необходимость возмещения имущественного ущерба, устранения последствий и компенсации морального вреда и восстановления иных прав, свобод и законных интересов гражданина.

Представляется, что эти основания можно разделить на материальные и процессуальные.

Материальными основаниями являются следственные и судебные ошибки в виде незаконного или необоснованного:

1) уголовного преследования гражданина;

2) осуждения подсудимого;

3) применения к лицу любой меры уголовно-процессуального принуждения;

4) применения к гражданину принудительной меры медицинского характера.

Процессуальные основания — юридические документы уголовного дела, в которых изложены рассмотренные выше материальные основания.

Этими документами являются:

1) оправдательный приговор;

2) постановление (определение) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в случаях, указанных в процессуальном законе;

3) определение (постановление) об отмене постановления суда о применении к лицу принудительных мер медицинского характера;

4) решение о признании незаконным или необоснованным применения разнообразных мер процессуального принуждения.

В отношении последнего основания уместно сделать два замечания. Во-первых, думается, что это основание носит открытый характер, поскольку процессуальное принуждение не ограничивается только мерами, указанными в разд. IV УПК. В частности, значительная часть следственных действий предполагает возможность применения принуждения. Во-вторых, это основание окончательно разрешило дискуссионный вопрос о том, является ли основанием для реабилитации незаконное (необоснованное) задержание лица в качестве подозреваемого <1>.

<1> Этот вопрос был положительно решен Конституционным Судом РФ (Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 440-О «По жалобе гражданки Аликиной Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. N 7. Ст. 596).

Уголовно-процессуальный закон обошел молчанием вопрос о материальных основаниях права участников уголовного судопроизводства на реабилитацию и перечислил лишь его участников (ст. 133 УПК). К ним относятся в случаях, указанных в законе, подсудимый, оправданный, осужденный, подозреваемый, обвиняемый, лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера. Перечень этих лиц носит также открытый характер (ч. 3 ст. 133 УПК).

Существование рассмотренных оснований влечет за собой привилегированный процессуальный порядок обращения граждан с требованием о возмещении материального ущерба, об устранении последствий или о компенсации морального вреда, рассмотрении и разрешении заявленных требований по восстановлению трудовых и иных прав.

Наличие перечисленных оснований права на реабилитацию обусловливает возмещение имущественного ущерба и устранение последствий или компенсации морального вреда при наличии определенных условий.

Среди них необходимо особо выделить следующие условия:

1) ущерб в сфере уголовного судопроизводства подлежит возмещению при условии, если он обусловлен только незаконными уголовно-процессуальными действиями и решениями. При причинении вреда законными действиями государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс, возмещение его допускается только в случаях, указанных в Гражданском кодексе РФ, и по общим правилам гражданского судопроизводства, т.е. в порядке искового производства (ст. 1064, 1069 ГК);

2) перечень незаконных действий, влекущих возмещение ущерба гражданину в рамках гл. 18 УПК, носит исчерпывающий (закрытый) характер с учетом расширительного толкования мер уголовно-процессуального принуждения. Ущерб, возникший в результате иной незаконной деятельности в сфере уголовного судопроизводства, подлежит возмещению лишь по общим правилам гражданского судопроизводства (ст. 1069 ГК). При этом следует иметь в виду, что в этом случае вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (ч. 2 ст. 1070 ГК);

3) ущерб незаконными действиями в сфере уголовного процесса может быть причинен как гражданину — физическому лицу, так и юридическому лицу. Правда, при этом нужно иметь в виду, что юридическое лицо не подвергается уголовному преследованию, поскольку уголовный закон не предусматривает его ответственность;

4) ущерб гражданину или юридическому лицу обязательно должен быть следствием незаконных действий только дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора и суда, перечень которых содержит действующий уголовно-процессуальный закон;

5) незаконные действия перечисленных органов и должностных лиц должны быть совершены только в рамках уголовно-процессуальной деятельности и правоотношений. Это условие имеет важное значение в силу того, что некоторые органы дознания выполняют одновременно как уголовно-процессуальные, так и оперативно-розыскные функции. Если ущерб причинен оперативно-розыскными мероприятиями, то он возмещается по общим правилам гражданского судопроизводства. При этом в случаях, указанных в ст. 16 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», ущерб не подлежит возмещению. Эти случаи сформулированы в Законе следующим образом.

При защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, безопасности общества и государства от преступных посягательств допускается вынужденное причинение вреда охраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказывающим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанными лицами своего служебного или общественного долга;

6) незаконность уголовно-процессуальных действий и решений, влекущих возмещение ущерба гражданину, должна быть установлена вступившим в законную силу приговором или иным решением по основаниям, указанным в уголовно-процессуальном законе.

При одновременном наличии перечисленных оснований и условий применяется «привилегированная» правовая процедура заявления требований о возмещении материального ущерба и устранения последствий или компенсации морального вреда, рассмотрения и разрешения этих требований.

Согласно ст. 133 УПК РФ правом на реабилитацию, в том числе на возмещение материального ущерба и устранение последствий морального вреда, связанного с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, обладают:

1) подсудимый, в отношении которого судом вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от предъявленного обвинения;

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной принудительной меры;

6) любое лицо, незаконно подвергнутое мерам уголовно-процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

При определении понятия любых лиц нужно ориентироваться не только на перечисленные в законе меры процессуального принуждения, но и на принудительные следственные действия, которые проводились в отношении граждан, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми по уголовному делу. К ним, в частности относятся:

а) обыск (ст. 182 УПК);

б) выемка (ст. 183 УПК);

в) освидетельствование (ст. 179 УПК) и некоторые другие.

Правила ст. 133 УПК не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду:

1) издания акта об амнистии (ст. 84 УК);

2) истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК);

3) недостижения лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ст. 20 УК);

4) несовершеннолетия лица, которое хотя и достигло возраста наступления уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом (ст. 20 УК);

5) принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния (ст. 10 УК).

Данное исключение обусловлено тем, что перечисленные обстоятельства не являются реабилитирующими.

Такой вывод авторов учебника и соответствующие положения процессуального закона были подвергнуты сомнению некоторыми лицами, в отношении которых уголовное дело было прекращено за истечением срока давности. Эти граждане обратились в Конституционный Суд РФ. Однако Конституционный Суд РФ своим определением отказал в принятии их заявлений в связи с тем, что прекращение уголовного дела по этому основанию:

1) не свидетельствует о незаконности прекращения уголовного дела;

2) означает не исправление ошибки или нарушения закона, а отказ от дальнейшего доказывания виновности лица, поскольку основания для осуществления уголовного преследования остаются;

3) позволяет заявителям требовать продолжения уголовного процесса в обычном порядке (ст. 27 УПК) <1>.

Закон установил, что вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора или суда. В соответствии со ст. 1082 ГК возмещение вреда в полном объеме предполагает обязанность возместить вред в натуре (возвращение имущества такого же рода, качества и стоимости) или полностью возместить причиненные убытки.

Убытки — выраженный в денежном исчислении (размере) ущерб, причиненный пострадавшему. Эти убытки включают в себя:

1) расходы, потраченные кредитором;

2) утрату или повреждение имущества (реальный вред);

3) упущенную выгоду — доходы, которые могли бы быть получены пострадавшим, если бы не совершение должником противоправных действий (ст. 15 ГК).

В иных случаях вопросы, связанные с возмещением имущественного вреда, в том числе и с компенсацией морального вреда в денежном выражении, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Провокация преступлений сотрудниками правоохранительных органов

Гайдов Алексей Васильевич — Управляющий партнер, адвокат

Провокация преступления со стороны сотрудников правоохранительных органов достаточно распространена в правоприменительной практике. Особенную актуальность данная проблема имеет по делам о наркотиках, а именно по делам о преступлениях по ст. 228 Уголовного кодекса РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов»), ст. 228.1 УК РФ («Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов»).

Также провокация часто встречается по делам о взятках и коммерческом подкупе (ст. 204, 290, 291 УК РФ), нарушении авторских и смежных прав (ч.2 ст. 146 УК РФ) и других.

24 июля 2007 года был принят Федеральный закон №211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму», согласно которому в закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (статью 5) внесены дополнения, согласно которым органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация).

То есть провокация преступления законодательно признана незаконным методом ведения оперативно-розыскной деятельности. Однако, несмотря на это, до сих пор очень часто полученные в результате провокации преступления доказательства используются в ходе предварительного следствия, а потом нередко идут в основу обвинительного приговора суда.

Цель настоящей статьи – дать краткие правовые рекомендации для защиты в рамках уголовного дела, возбужденного в результате провокации преступлений.

Большой интерес по данному вопросу представляет дело «Ваньян против Российской Федерации», рассматривавшееся в Европейском суде по правам человека. В 1999 году Григорий Ваньян был осужден Коптевским судом Москвы к семи годам лишения свободы за незаконное приобретение, хранение с целью сбыта и сбыте наркотических средств в особо крупных размерах. Основными свидетелями на процессе выступали сотрудники милиции. Как выяснилось, они для проведения контрольной закупки подговорили знакомую подсудимого, чтобы она попросила Ваньяна купить ей героин. Мужчина согласился, и когда передал женщине наркотик, а взамен получил деньги, тут же был задержан.

Приговор суда первой инстанции был обжалован. В 2000 году после вмешательства Верховного суда президиум Мосгорсуда пересмотрел дело, переквалифицировал действия Ваньяна на более мягкую статью, признав, что осужденный приобрел и хранил у себя наркотик без цели последующего его сбыта. Наказание было снижено до двух лет лишения свободы.

Подсудимый подал жалобу в Европейский суд по правам человека, который по результатам рассмотрения дела признал, что в отношении подсудимого было допущено нарушение его права на справедливое судебное разбирательство (ч.1 ст.6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод»).
Выводы, сформулированные судом в Постановлении по делу «Ваньян против Российской Федерации» от 15 декабря 2005 года, представляют чрезвычайную важность для практики. Приведу наиболее важные положения, которые могут применяться в защите не только по делам, связанным с наркотиками, но и по иным категориям преступлений.

Европейский Суд пришел к выводу, что «если преступление было предположительно спровоцировано действиями тайных агентов, и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-то вмешательства, то эти действия уже не являются деятельностью агента и представляют собой подстрекательство к совершению преступления. Подобное вмешательство и использование его в уголовном процессе могут привести к тому, что будет непоправимо подорван принцип справедливости судебного разбирательства».

Суд также указал, что «не было доказательств того, что … у милиции были основания подозревать заявителя в распространении наркотиков. Простое заявление сотрудников милиции в суде о том, что они располагали информацией о причастности заявителя к распространению наркотиков, которое, судя по всему, не было проверено судом, не может приниматься по внимание… Поэтому Европейский Суд сделал вывод, что милиция спровоцировала приобретение наркотиков… Таким образом, вмешательство со стороны милиции и использование полученных вследствие этого доказательств при рассмотрении уголовного дела против заявителя непоправимо подрывало справедливость судебного разбирательства».

Европейский суд признал, что по делу Ваньяна имело место нарушение пункта 1 статьи 6 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 14 ноября 1950 года (принцип справедливого судебного разбирательства).

Российская Федерация является участницей данной Конвенции, которая ратифицирована Федеральным Законом РФ № 54-ФЗ от 30 марта 1998 года. В соответствии с пунктом 4 статьи 15 Конституции РФ и пунктом 3 статьи 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ и имеют приоритет над национальным законодательством, в том числе Уголовно-процессуальным кодексом.

В деле «Худобин против Российской Федерации» (Постановление Европейского Суда от 26 октября 2006 г.) суд также отметил, что сотрудники милиции могут действовать тайно, но не заниматься подстрекательством.

В п.10 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10.10.2003 №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» сказано, что «Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Решение Европейского суда по делу «Ваньян против Российской Федерации» определенным образом повлияло на отечественную судебную практику.

После его принятия Пленум Верховного суда РФ в своем Постановлении от 15 июня 2006 года №14 (п.14) сформулировал, что результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Практика Верховного суда как надзорной инстанции по делам о наркотиках также содержит примеры признания действий сотрудников милиции в качестве провокации преступлений (Определения Верховного суда от 13 февраля 2008 г. N 83-Д08-2, от 22 октября 2007 г. N 83-Д07-18), что нарушает принцип справедливости судебного разбирательства и влечет оправдание по предъявленному в этой части обвинению.
В данных определениях Верховный суд, прекращая уголовные дела, отметил, что отсутствуют данные свидетельствующие о том, что подсудимый совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции. Какие-либо иные данные, свидетельствующие о том, что подсудимый совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц, отсутствуют.

Возникает вопрос – где же граница между провокацией и законными действиями сотрудников правоохранительных органов по работе с оперативной информацией? Ведь без эффективной и хорошо налаженной оперативно-розыскной деятельности невозможна борьба с преступностью. Как отличать законные оперативно-розыскные мероприятия (например, в форме проверочной закупки или оперативного эксперимента) от провокации?

Для установления провокации необходимо прежде всего дать ответ на два вопроса: «Было бы совершено преступление без создания искусственных условий?» и «Решилось бы лицо на совершение преступления без подстрекательства, помощи или иного содействия оперативных сотрудников»? Только при твердом положительном ответе на оба данных вопроса можно говорить об отсутствии провокации.
Провокация имеет место, если умысел на совершение преступления изначально отсутствовал и сформировался исключительно в результате действий оперативных сотрудников правоохранительных органов. Главный вопрос в том – от кого исходит инициатива. Лицо должно самостоятельно начать преступную деятельность без какого-либо внешнего вмешательства. Оперативно-розыскные мероприятия должны ставить под контроль уже происходящие криминальные процессы, но не способствовать и, тем более, не провоцировать совершение преступлений.

Распространенность провокаций преступлений на практике может говорить только о низком качестве правоохранительной деятельности. Для правового государства нельзя признать приемлемой ситуацию, когда преступление совершается в результате содействия/провокации/подстрекательства оперативных сотрудников, а потом раскрывается органами предварительного расследования. Более того, практика искусственного создания преступлений и их последующим раскрытием только вредит настоящей борьбе с преступностью.

Данная трактовка провокации преступлений полностью сочетается с принципом презумпции невиновности человека, установленном ст. 14 Уголовного-процессуального кодекса РФ и ст. 49 Конституции РФ, согласно которому обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, а все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу.

Однако в виду общего обвинительного уклона в системе современного российского уголовного судопроизводства, при ничтожно малом количестве оправдательных приговоров, суды первой и кассационной инстанции в подавляющем большинстве случаев становятся на сторону государственного обвинения и выносят обвинительные приговоры даже при признаках провокации преступлений.

Тем не менее следует защищать свои права, ссылаясь на принцип справедливого судебного разбирательства, установленный статьей 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и практику Европейского Суда по правам человека, признающего недопустимость провокации преступлений в сфере уголовного судопроизводства.

Если какое-либо деяние было совершено в результате провокации, то уголовное преследование лица является незаконным, а доказательства полученные в результате провокации или иной незаконной оперативно-розыскной деятельности – незаконными, то есть не соответствующими пункту 1 статьи 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод».

Доказательства же, полученные в нарушение закона, являются недопустимыми (статья 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Более того, провокация свидетельствует об отсутствии умысла на совершение преступления.

Таким образом, любые действия по провокации или искусственному созданию условий для совершения преступления являются неправомерными и влекут незаконность дальнейшего уголовного преследования.

Теги: Уголовное право и процесс

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *